Заветное желание
Ваша адзнака: Нет Сярэдні: 5 (1 голас)

Все было: и луг манил к себе, где часто я проводил свое время с друзьями, и лес зазывал в грибное царство. Но все это осталось в прошлом.

В нашей деревне Михновичи радиация достигла 5 кюри. Если сравнить, как было раньше и что стало теперь, можно сказать: Чернобыль забрал у нас покой, надежду на будущее, веру в счастье. Настоящее похоже на страшный бред.

Я учусь. Учусь хорошо. Как и мои сверстники, мечтаю о будущем и хочу, чтобы оно было без запретов, о которых я постоянно читаю в газетах, слышу по радио, вижу по телевидению.

Большие испытания выпали на долю моего народа в годы Великой Отечественной войны. Погиб каждый четвертый. Кровожадный Чернобыль уже унес сотни тысяч людей, сотни тысяч детей заполнили больницы, клиники. Тяжело слышать, как в отчаянии родители обращаются по телевидению ко всем людям, чтобы их сыну или дочери помогли уехать за границу на операцию по пересадке костного мозга.

Рак крови — это болезнь нашего многострадального уходящего века. К сожалению, и меня коснулся зловещий Чернобыль — у меня обнаружили заболевание щитовидной железы. Какие будут последствия, трудно предсказать.

Недавно я прочел книжку Алеся Криги "Чарнобыльскі лабірынт". Он пишет, что его включили в комиссию по проверке Брагинской райбольницы. Мне запомнилась та страница, которую нельзя читать без боли, — данные медицинских карт диспансерного учета:

Елена Д. — 1985 г., доза — 396 бэр.
Андрей Г. — 1985 г., доза — 788 бэр...

Названо более ста фамилий девочек и мальчиков. Вычисление сделано на щитовидной железе.

Конечно, это ужасно. Нет войны, не летят бомбы, не рвутся снаряды, но гибнут дети, умирают взрослые. Это разве не война? Страшно, что беда подкрадывается незаметно, по-предательски.

И что за жизнь у нас теперь? В лес — нельзя, играть на траве — нельзя, ловить рыбу — нельзя... А жить — можно!

Жизнь человека дороже всего. Но почему опускают глаза, когда сельский подросток захлебывается своей кровью, когда наровлянский мальчик падает в обморок на уроке, когда девочке из Брагина учительница не может остановить кровь?

Что же сделать, чтобы помочь этим несчастным?

Боль Чернобыля — это тема, которая теперь стала вечной. Мы все меченые Чернобылем, его безвинные заложники. Нас, таких школьников, в Беларуси более полмиллиона. Мы едим яблоки со стронцием, пьем молоко с цезием, ходим и играем на земле, в которой полно смертоносных частиц.

Чернобыльская трагедия продолжает калечить наше здоровье, души и судьбы. Я не хочу, чтобы это продолжалось. Мы все хотим жить, играть, веселиться, надеясь на лучшее.

Читал "Беларускую думку", N7 за 1992 год, и так тревожно стало на душе. "Жизнь в условиях радиации накладывает безрадостный отпечаток на личность подрастающего человека".

Там пишется, что в школах проводили анкету, и на вопрос: "Какое твое заветное желание", многие ребята ответили так: "Хочу, чтобы никогда не болела моя мама". "Хочу жить", "Хочу, чтобы люди были здоровыми", а один мальчик написал: "Хочу скорее умереть".

Эти строки звучат как обвинительный акт взрослым, которые оставили детей без должной поддержки и помощи.

Неужели может такое случиться, что "будет зелено, но не будет весело", "будет все, но не будет никого?"

Аўтары
Лічыльнікі
Раім наведаць

Каб дадаць спасылку
на Ваш сайт, пiшыце ў
зваротную сувязь

Як нас знаходзяць
-