Я вспоминаю старый клен...
Яшчэ не ацэнена

Вот уже восемь лет я живу в деревне Романовка Мозырского района. Так распорядилась судьба. До этого моей родной была деревня Дворище Наровлянского района.

Мы узнали об аварии на Чернобыльской АЭС не по телевидению, не по радио, а от дочери одного из жителей деревни. Она работала в самом Чернобыле и приехала на выходные к своему отцу. Так и не смогла возвратиться обратно в Чернобыль, где жила: ее не пропустили милицейские посты, которыми окружили взбушевавшуюся атомную станцию. Потом мы видели, что в сторону АЭС летело много вертолетов, ехали машины “скорой помощи”. У нас появилась тревога, а затем мы узнали о том, что жителей поселка Припять, обслуживающего станцию, отселили. Сначала нам не совсем были понятны события, но в первых числах мая детей Руднянской школы (я ходила туда в первый класс) и их матерей отправили в г.Рогачев. Я поехала с мамой и младшими братьями и сестрами. 9 мая мы были уже в Рогачеве.

Жители города отнеслись к нам доброжелательно и помогали, чем могли. Через месяц мы возвратились в родную деревню Дворище и, пожив там немного, опять решили на некоторое время уехать. Мы с бабушкой уехали на Украину к родственникам. Там пробыли почти все лето. Мама нам писала письма, так как они с отцом остались в деревне. Наконец, и Дворище, и Рудню, и многие ближайшие деревни стали отселять. Родители собрали урожай картофеля, овощей на своем приусадебном участке и все сдали в колкоз, а потом начали готовиться к отъезду. Нас эвакуировали в деревню Романовка Мозырского района.

В тот день, когда я в последний раз видела свою деревню, приехало очень много грузовых машин. Селяне начали грузить нажитое годами добро. Я видела, как всем было трудно покидать деревню, свои дома, в которых они прожили долгую жизнь. И мне было невыносимо тревожно и грустно.

В Романовке мы жили сначала на квартире у местных жителей. Затем здесь начали строить целую улицу новых домов, и вскоре мы переселились в новую квартиру. Отец и мать работали в колхозе, а мы, дети, ходили в школу. Но все же нас тянуло обратно на родину. Потом мы с горечью узнали, что наши дома были порушены и закопаны в землю. Была стерта с лица земли наша деревня, и на ее месте теперь растет лес. Наш прежний сосед ездил туда и увидел там одни только маленькие деревца. Он узнал место, где был наш дом. У нас возле дома рос большой старый клен. Как он уцелел, мы не знаем, но остался лишь он на месте нашей усадьбы. Я была тогда еще мала, но помню почти всех жителей деревни, помню свою первую учительницу, свою подругу, колхозный сад, свою школу и буду помнить всю жизнь.

Чернобыльская трагедия вынудила искать пристанища на чужбине тысячи семей. "Пе-ре-се-лен-цы!" — в этих слогах спрессованы ужас и боль Чернобыля. Ухудшилось здоровье людей. Детей постоянно мучают болезни, которых раньше не было. У некоторых учащихся нашей школы плохие анализы крови, а у меня и у моего брата увеличена щитовидная железа.

Наша школа выезжала на оздоровление в г.Муром, а в прошлом учебном году мы отдыхали в тургостинице "Нарочь".

Недавно многодетную семью Кривоноса Александра Владимировича и Любови Лукашевны навестила фрау Анета. А дело в том, что девочка из этой семьи, ученица 5-го класса нашей школы Наташа Кривонос, в августе - сентябре 1993 года отдыхала в Германии и оставила о себе хорошее впечатление. Гостья из Германии побывала в школе, интересовалась жизнью других многодетных семей. В этом году собирается ехать на оздоровление в Германию также мой брат Саша, ученик 7-го класса нашей школы.

Прошедшие восемь лет были для меня временем и новых забот, впечатлений, и новых знакомств, сравнений, воспоминаний. Моя учительница русского языка Татьяна Никифоровна часто рассказывает о своем трудном детстве и детстве своих сверстников в послевоенные годы, о годах учебы в школе, о своем земляке и сверстнике, поэте Анатолии Гречаникове. Меня поразило то, что у ее поколения была вера в будущее. Мое же поколение не знает, что с нами будет дальше. А на страницах газет все чаще можно прочитать статьи о средствах выживания.

Но душу греют все же воспоминания о старом клене у нашего дома, о наших лесах, в которых можно было отдыхать, о таком же родничке, о котором пишет поэт Анатолий Гречаников:

Иду на опушку,
Ведь я не забыл,
Что там родничок, из которого пил.
Но в нем, отзвеневшем, воды ни глотка —
Гнездом опустевшим глядит из песка.

Аўтары
Лічыльнікі
Раім наведаць

Каб дадаць спасылку
на Ваш сайт, пiшыце ў
зваротную сувязь

Як нас знаходзяць
-