Там, где цветут каштаны
Ваша адзнака: Нет Сярэдні: 4 (1 голас)

Синее-синее небо. Яркое-яркое солнце. Мой красный шар уносит ветер, и я громко начинаю плакать. Но мне не жаль шара. Мне хочется попасть в автобус, который сейчас тронется и увезет мою маму в далекий и незнакомый Киев. Каждый день папа надувает мне по шару. Так мы считаем дни, ожидая маму. Наконец, шаров шесть, и подходит время возвращения. Мама привозит из Киева розовую свечу каштана и тревожное слово "Чернобыль". Я удивляюсь необычному цветку:

— Разве бывает такой каштан?
— Ты сама их увидишь, следующей весной мы съездим вместе, — обещает она.
— Я хочу сейчас!
— А сейчас в Киеве очень тревожно, люди волнуются, хотя, возможно, ничего страшного и нет, — успокаивает мама скорее себя.

Но было страшно. Черная тень Чернобыля накрыла и нас. Больше всего на свете я люблю бабушкин сад. Он очень старый. Там растут яблони и груши с удивительными названиями, которые я даже не могла выговорить. Но самым большим лакомством в этом саду считались огромные фиолетовые сливы, которые ласково называют "венгерками". Теперь же мне не разрешают притрагиваться к ним. "Это несправедливо", — считаем мы с двоюродным братом и тайком поедаем сочные сливы. Бабушка видит это, но не журит нас, а молча забирает их. Вечером же говорит тихо: "Детки, не ешьте ничего из сада". Почему не разрешают пить молоко, хотя раньше силой заставляли выпивать его по большой чашке?

Наверно, устав отвечать на мои бесконечные "почему", меня увозят в город. Серый асфальт перед домом опять заставляет вспомнить волшебный бабушкин сад, хотя теперь и бесполезный.

В маминых глазах я все чаще вижу тревогу. Она не устает мне повторять: мы должны сделать все возможное, чтобы не есть радиоактивные продукты, не дышать радиоактивной пылью, не купаться в радиоактивной воде. Наконец, я совсем теряюсь от бесконечных "нельзя", и мне начинает казаться, что не лучше ли не обращать внимания на все эти указания, ведь они зачастую невыполнимы. И чем старше я становлюсь, тем больше ощущаю нелепость таких советов, которые ежедневно звучат по радио, печатаются в газетах. Оказывается, ветер и дождь разнесли радиоактивную пыль Чернобыля по всему земному шару. Она выпала даже в Японии! Как же спастись от нее здесь, когда нам предрекли еще целые столетия нести в себе страшные следы аварии?

Бедная наша Беларусь...

Теперь общая беда коснулась и меня, как и многих моих ровесников. Болезнь определяется просто. Мне кажется, что она стала чем-то привычным и обыденным для всех. Увеличение щитовидной железы у меня страшит только моих родителей и никого больше. Поэтому все их попытки помочь мне и моим маленьким сестричкам, которые болеют бесконечно и всегда подолгу, оказываются бесплодными. Мне больно видеть тревогу в маминых глазах и слезы бессилия, когда она возвращается очередной раз из кабинета
врача.

Сейчас мне кажется, что вместе с моим красным шаром ветер унес в ту весну радость и беззаботное счастье нашего детства.

А мама так и не свозила меня в Киев, где цветут каштаны...

Аўтары
Лічыльнікі
Раім наведаць

Каб дадаць спасылку
на Ваш сайт, пiшыце ў
зваротную сувязь

Як нас знаходзяць
-