Последнее предупреждение
Яшчэ не ацэнена

Все меньше —
окружающей природы,
все больше —
окружающей среды.

Роберт Рождественский

Отчетливо помню тот и последующие за ним дни. Мы с мамой собрались ехать в город за покупками. Вышли на улицу. Но что такое? Молочный густой туман окутал землю, машины едут со светом. Мама говорит, что такого тумана еще никогда не было. Пришлось вернуться домой.

А между тем над землей поднималось ласковое весеннее солнце. Туман потихоньку рассеялся. День выдался на редкость тихий, теплый. Взрослые, дети — все на огородах, сеют, сажают... Весна не ждет! В полдень я побежала к реке, а там уже купаются, загорают. Вот радость!

Через несколько дней пошли дожди и образовались пенистые желтые лужи. Взрослые говорили, что это пыльца от цветущих деревьев разукрасила воду. И я верила, хотя раньше таких "чудесных" луж не видела. Но почему-то взрослые запрещали бегать по ним после дождя.

А потом... Потом радость сменилась тревогой. Женщины, дети плакали — их мужья и отцы уезжали ликвидировать аварию на Чернобыльской АЭС. Некоторых уже сейчас нет в живых. Такое же горе постигло и нашу семью. Ночью к нам постучали и папа уехал. Долгое время он работал в 30-километровой зоне. После этого у него значительно ухудшилось здоровье.

9 мая нам, школьникам, велено было прийти к памятнику Павшим в боях за освобождение Отечества. День теплый, солнечный, а мы в платках, плащах, закрытой обуви, потому что опасались радиационной пыли.

Мне 16 лет, окончила десятый класс. Теперь я по-новому смотрю на мир и размышляю над тем, что с нами происходит. В жизни мало утешительного. Вокруг нас все меньше живой природы, все больше "зон", непригодных для проживания человека, сбора ягод, грибов, отдыха.

Прошло восемь лет после аварии. За это время я много где побывала. Первый раз, в год катастрофы, всей школой выезжали в Витебск, спасаясь от радиации. Затем поездки стали привычными. Была в оздоровительном лагере "Орленок", классом отдыхали на турбазе "Нарочь", ездила с родителями к родственникам в Мурманск.

Когда уезжаешь далеко от дома, первые дни настроение приподнятое, а затем начинаешь скучать по дому, родителям, друзьям.

Теперь за нами закрепилось новое название — чернобыльцы. Так говорят, жалея нас, те, кому непосредственно с нами приходится работать, когда нас вывозят поправлять здоровье. Мне больно слышать это слово. За ним — обреченность.

Приходит весна, оживает природа. Весело распевают птицы. Зеленеет трава, цветут сады. Природа ликует. И так хочется жить, радоваться всему этому! Порой думаешь: "А может быть, этого ничего не было, может, это сон, который скоро забудется?" Но мы продолжаем болеть. У каждого из нас увеличена щитовидная железа, притупляется память, слабеет весь организм.

А как хотелось бы жить полноценной жизнью! Увы, человек погибает вместе с природой, ибо она, больная, кормит его, поит, согревает, дышит на него.

"Чернобыль — последнее предупреждение человечеству", — писал Р. Гейл.

Аўтары
Лічыльнікі
Раім наведаць

Каб дадаць спасылку
на Ваш сайт, пiшыце ў
зваротную сувязь

Як нас знаходзяць
-