Под слоем серого пепла
Яшчэ не ацэнена

Мне было тогда семь с половиной лет. Жила я с бабушкой и дедушкой в деревне Дроньки Хойникского района. Училась в первом классе. И вот нас постигла беда. Когда я вышла утром на улицу, мне очень хотелось пить. Дома, деревья, земля — все было покрыто тонким слоем серого налета.

Затем я услышала разговор бабушки и дяди. Они говорили о радиации, о Чернобыле. Сначала я не поняла, о чем идет речь, и подумала, что начинается война. А я, как и все дети Земли, боялась войны. Первая мысль была убежать в лес и спрятаться. Мне было очень страшно. Я просила бабушку уехать далеко-далеко. Просила уехать к маме в Казахстан. Но бабушка не соглашалась, и я подумала, что маму убили. Это было ужасно. Я кричала сквозь слезы: "Скажите, что мама и папа живы, скажите, что они не умерли". Меня успокаивали. Говорили, что мама жива, что мы к ней скоро поедем. Но я никому не верила, и когда входил незнакомый человек, боялась, мои глаза расширялись от ужаса, я думала, что сейчас скажут: "Девочка, твои родители мертвы". Бабушка все время плакала, и мне казалось, что она плачет по маме.

Потом мы поехали в Хойники, а затем в Минск. Когда меня проверили, то сразу же положили в больницу. Мне ничего не говорили о болезни. Но однажды я подслушала, как врач говорил бабушке, что я нахожусь в тяжелом состоянии: что-то с печенью. Только сейчас я узнала, что печень у меня была увеличена. В больнице я пролежала около двух месяцев. Затем врачи сказали, что нужно менять климат, и бабушка отвезла меня в Казахстан. Но и там не было спасения. Стали выпадать волосы. Узнав, что я облучена, со мной никто не хотел дружить. Как я плакала, когда слышала от кого-нибудь небрежное — "травленая".

В Казахстане я прожила недолго. Мне все время было плохо; кружилась голова и я часто падала. Врачи не знали, чем помочь, и мне пришлось вернуться в Беларусь.

Сейчас я живу с бабушкой и дедушкой в деревне Коротковичи Жлобинского района. Дальше — больше стала болеть. У меня больной желудок, почки, печень, увеличена щитовидная железа. Я часто писала в фонд "Мы — детям", просила о путевке, но было все напрасно. И мне приходилось лечиться в нашей Жлобинской больнице. Но кроме физической боли — боль душевная. Хоть я была тогда еще маленькая, все отлично помню. Я помню свои слезы, слезы родителей, слезы бабушки и дедушки, слезы соседей. Помню, как боялась каждого шороха, думая, что это враги. Помню долгие дни, проведенные в больнице. Помню ту детскую обиду, когда меня обзывали.

Говорят, что время лечит все душевные раны. Правда, боль утихает, но это невозможно забыть. Мне скоро будет шестнадцать лет. У меня остался страх. Страх перед болезнями. Я боюсь за своих будущих детей. Часто слышу о мутациях и очень беспокоюсь, что это может произойти с моими детьми. Таких, как я, очень много. Я уверена, что многие "травленые" испытывают то же, что и я. Если бы это было в моих силах, я бы всем людям в мире сказала: "Люди, одумайтесь. Не совершайте ошибок. Не стройте атомных электростанций. Не делайте атомного оружия. Вспомните Хиросиму и Чернобыль и подумайте о последствиях. Подумайте о детях. Неужели так трудно понять друг друга и прийти к взаимопониманию и миру? Неужели нет другого пути получать энергию? Подумайте, я умоляю вас!"

Услышьте крик простой девчонки. Помогите сохранить нашу планету.

Аўтары
Лічыльнікі
Раім наведаць

Каб дадаць спасылку
на Ваш сайт, пiшыце ў
зваротную сувязь

Як нас знаходзяць
-