Мох, наш мох...
Яшчэ не ацэнена

или Хиросима — Нагасаки — Чернобыль. Как это было...

Из книги Всеволода ОВЧИННИКОВА "Горячий пепел ":

Понедельник 6 августа 1945 года. Утром над Хиросимой появился один-единственный Б-29. Это был самолет майора Изерли. В сплошном покрывале облаков, как раз над Хиросимой оказался просвет диаметром в двадцать километров. В 8 часов 14 минут 15 секунд раскрылись створки бомбового люка. Еще 47 секунд над Хиросимой мирно светило солнце. Беззвучная вспышка атомной бомбы вдруг разом превратила Хиросиму в горячий пепел...

Самолеты метеоразведки сообщили о хорошей погоде как над Кокурой, так и над Нагасаки. Взяли курс на Кокуру, но в последний момент ветер над южной Японией изменил направление. Густая пелена дыма заволокла город. Экипаж майора Суинея пошел на запасную цель. Так решилась и трагическая участь Нагасаки. 9 августа 1945 года в 11 часов 02 минуты атомная бомба взорвалась над одной из многочисленных в Нагасаки церквей.

Американцы запрещали говорить об атомной бомбардировке и жертвах. Хибакуся стала запретной темой в Японии. Но время показало другое, и теперь весь мир знает об этом страшном времени.

Из книги "Чернобыльский репортаж ".
Издательство "Планета ", 1987:

Утром 26 апреля на Чернобыльской АЭС произошла авария. Разрушен блок атомного реактора. Вокруг разбросанные куски уран-графита и бетона. Реактор выделял смертельную опасность. И в первые часы аварии было много погибших и пострадавших от лучевой болезни. Погода стояла чудесная. Ни ветерка, абсолютный штиль, солнышко. Это было очень кстати. Если бы в этот день было ветрено, последствия аварии были бы страшнее и трагичнее... Каждую секунду мирный атом убивал радиацией людей.

Я родился 16 декабря 1979 года, и мне тогда было чуть больше шести лет. Я вспоминаю отрывки своего детства.

Утро. Влажная дымка не дает пробиться солнцу. Мы с отцом вышли на огород: готовились к севу. Выглянуло солнце, и мы целый день радовались ему. Сначала работали, а после обеда всей семьей поехали на "Москвиче" в лес. Через день опять — за березовым соком. Там, в березнячке за Соколовкой, собирали сок рабочие. Мы разожгли костер, жарили сало, пили сок. Было интересно и радостно. Сок привезли домой, угощали знакомых и друзей. Поставили его в погреб и пили все лето.

Солнечный день был и 1 Мая. Вокруг красным-красно от флагов. Все улыбаются, радуются. Мы проходим мимо трибуны и кричим: "Ура! Слава КПСС!".

9 мая к нам в Кричев приехали ветераны-освободители. Им вручили цветы и подарки. На Кургане Славы много детей и взрослых. После митинга был концерт и ярмарка.

Целое лето мы с родителями ездили под Чериков, собирали возле Саланого озера чернику, землянику и грибы. Купались в Соже, загорали.

Осенью я пошел в первый класс. В нашей школе выступали ветераны войны и труда. Проходили уроки мира. Позже все готовились отмечать 850-летие Кричева. Снова в городе был праздник. И снова красные флаги, красные речи и песни.

О Чернобыле нам стало известно в 3—4 классах. Говорили, что реактор взорвался от нас далеко. И ни слова о том, что пострадали от взрыва и наши район, город. Об этом вскоре мы сами стали догадываться. Тема Чернобыля была также запретной, как для Японии хибакуся. Два-три года молчали о том, что нельзя было собирать в лесах ягоды и грибы. Мы пили чернобыльский березовый сок. Ели отравленные цезием, стронцием и плутонием грибы и ягоды. Загорали на радиоактивном солнце и купались в насыщенных радиацией реках и озерах.

Со мной училась Алеся Мельникова. Ее родители построили новый деревянный дом. Жили в нем года три, а потом Алеся заболела. Вызвали санстанцию. Когда измерили радиацию, она оказалась выше нормы. Как выяснилось, дом поставили на холоблинском мху — он был радиоактивный. Позже за счет Госкомчернобыля им построили новый дом, а Алесе дали путевку в санаторий. Но не одна Алеся болела и болеет.

За последние годы я и мои одноклассники отдыхали в Нальчике и Витебске. А в прошлом году вместе с ребятами из Ботвиновки, Осовца и Сычика, где большая радиация, побывали в Германии. За два с половиной часа самолет доставил нас в город Гютерсло (земля Северный Рейн). Поселили в немецких семьях, тоже имеющих детей. Мы хорошо понимали друг друга, да и переводчиков было много: ведь там жили беженцы — немцы из Казахстана и России.

Меня поселили в красивый деревянный дом Мехтхильды и Вильгельма Гроферов, у которых трое детей — мальчики Макс, Тило и Ян. Нас возили на концерты, в цирк и музей военной техники. Гуляли в парках, катались на каруселях. Самое яркое впечатление произвел бассейн с винтовой лестницей, по которой можно было скатиться сверху в воду. Купались сколько хотели. Знали, что дома такое нам и не приснится. Жили вместе с детьми в одной комнате, ели тоже вместе. Ездили на велосипедах на прогулки. Я с хозяйкой Мехтхильдой, кроме того, ездил часто в продовольственный магазин. Там изобилие! Такое можно увидеть только во сне.

Немецкие друзья подарили каждому из нас плейеры, кассеты, джинсы и куртки, красивые спортивные сумки, шоколадки и конфеты. Хоть там было хорошо, я немного соскучился по своему городу, друзьям и природе, какая у нас.

Возвращались на автобусе "Мерседес" через Германию, Польшу. Дома написали письма немецким друзьям. Осенью они прислали нам посылки и письма. Вот что написал отец Макса, Тило и Яна — Вильгельм:

"Посылаем посылку и фотографии. У нас все хорошо и вам этого желаем. Из печати мы узнали, что Чернобыльская АЭС еще полностью не заглушена и выделяет радиацию. Мы просим и молимся Богу за всех вас, чтобы Чернобыль снова не повторился. Молитесь Богу и вы за нас".

По решению Всемирного Совета Мира в августе месяце ежегодно проводится Неделя действий по запрещению ядерного оружия и солидарности с жертвами атомных бомбардировок. Не только осиротевшие хиросимцы и их соотечественники — все человечество повторяет в этот день клятву. Она высечена на каменном надгробье в хиросимском Парке мира: "Спите спокойно, это не повторится!".

Хочется, чтобы люди не забывали о Чернобыле, об этой трагедии. Чтобы помнили, как запрещали говорить правду! Как обманывали и выводили на солнечные кумачовые демонстрации. И назвали имена и фамилии тех, кто замалчивал преступление против беларусов, россиян и украинцев. Правду нельзя спрятать, нельзя закопать в землю.

В нашей школе в последние годы проводится "День Чернобыля". Горят свечи, мы вспоминаем учеников, учителей, всех знакомых, кто умер после аварии. Сейчас мы открыто говорим о Чернобыле, хоть кому-то это и не нравится. Я знаю это от взрослых.

Земля у американцев, японцев, немцев, беларусов одна, и мы должны дорожить ей. Она — наш дом. Беречь ее надо всем вместе.

Аўтары
Лічыльнікі
Раім наведаць

Каб дадаць спасылку
на Ваш сайт, пiшыце ў
зваротную сувязь