Кто ответственный за детство?
Яшчэ не ацэнена

Когда я была маленькой, часто ездила в деревню к бабушке. Помню ее натруженные руки, шершавые от ветра и пота, как кора, но такие нежные, когда ласкали меня. Помню дедушку, доброго и трудолюбивого. Он был садовником и пчеловодом. Золотой рой пчел кружился над вековой липой.

Как хорошо было в деревне раньше: молодежь танцевала до зари на вечеринках, старушки "воевали" со своими внуками, молодых парней провожали в армию, гремели свадьбы... Кричали петухи, мычали коровы. А теперь — зловещая тишина. Как на кладбище.

Чернобыль... Осиротела деревня. Умер дедушка. Осталось в ней доживать свой век всего несколько человек, у которых нет родных. Они по-прежнему ходят в лес собирать грибы и ягоды, пьют из колодцев радиационную воду. Жить-то надо. Вот с хлебом только туго:

Черная траектория —
Зараженная территория.
Трудись, народ, от зари до зари!
...У бабкиной печки — сорок кюри...
На тощие плечи —
Горя гора.
Березки, как свечки,
Горят у двора.
Ноги у бабки
В черной пыли.
Крыша в заплатках —
Реви не реви.
Стали явью слухи:
Люди мрут, как мухи.
Преступление без наказания!
Запоздалое покаяние.
Запоздалое отрезвление.
И во сне лишь — переселение.
Жгучая боль,
Черная быль —
Чернобыль.

Глубоко взволновала меня трагедия Чернобыля. Я написала несколько стихотворений, отрывки из которых и привожу в своем сочинении.

Мою бабушку перевезли в город. Но она очень скучает по родным местам:

А здесь — тоскливо без полей,
Нет под окошком груши.
И не услышишь журавлей,
Хоть целый вечер слушай.
И не хватает мудрых
Односельчан частенько.
Все снится ей под утро
Родная деревенька.

Переехало из деревни в Могилев несколько семей. Их дети часто болеют, и у взрослых здоровье совсем плохое.

Скоро летние каникулы. Раньше у меня не было проблем с отдыхом. Конечно же, к бабушке в деревню! А сейчас путь туда закрыт. Вот и сидим мы с бабушкой, как две пленницы, в четырех стенах.

Я очень люблю свою старенькую бабулю, угощаю ее конфетами, разговариваю с ней по душам, помогаю, чем могу. Одета она, конечно, не по моде. Но я никогда не стеснялась этого, потому что не одежда главное в человеке. Очень хочется нам с ней опять съездить в деревню:

И где-то далеко
Растет до небес
И ждет не дождется
Стареющий лес.
И где-то блестит
Золотой чешуей
Речонка, что с детства
Манит за собой.

Бабушка очень любит слушать мой рассказ о том, как мне посчастливилось побывать во Франции. Ездила я туда от комитета "Дети Чернобыля".

Я рассказываю ей, у каких чудесных людей жила целый месяц, как подружилась с их детьми. О необозримом Северном море, о шумном Булоне, об удивительном Париже. Все это я видела своими глазами. Иногда мне кажется, что это был сон... Закрою глаза — и вижу добрых, улыбчивых моих хозяев Жана-Клода и Аниес, веселого выдумщика Жульена и светловолосую девочку Аннет.

Французы знают из газет и телевидения о нашей чернобыльской беде. Знают, что сильно болеют и умирают от белокровия и от других болезней белорусские дети. Осведомлены о том, что у наших детей ослаблен иммунитет из-за недостатка витаминов, чистых продуктов, чистого воздуха.

Знают и очень сочувствуют нам, помогают, чем могут, как и другие народы.

Мои хозяева хотели, чтобы мне было у них спокойно, весело. Они окружили меня теплом и вниманием.

Аниес очень старалась вкусно меня накормить. Приехала я туда бледная, усталая, а домой вернулась отдохнувшая, загорелая, окрепшая.

Никогда не забуду детских праздников, которые французские друзья устраивали для нас, выставок, фейерверков, концертов.

Но как ни было хорошо за границей, я бы не осталась там жить. Скучала по родине, по Могилеву, по своим близким; да и природа там хоть и красивая, но не родная. Смотришь на редкие карликовые деревца — и вспоминаешь наши леса, березки, клены, елочки. И так становится тепло на душе оттого, что где-то есть на земле твоя родная сторонушка.

Я пела французам белорусские и русские песни, играла на фортепиано.

Там же, во Франции, написала строчки, посвященные городу Могилеву, в котором по-новому для себя осмыслила чернобыльскую трагедию:

Мой Могилев, родной, любимый город,
Суровый воин с трудною судьбою.
Ты для меня всегда красив и молод,
Хоть стала голова твоя седою.
Нависла грозно туча над тобой,
Чернобыльская, черная и злая.
Пришла она к тебе с большой бедой,
Которая до сих пор не отпускает.
Ну где, когда, скажи, такое было,
Чтоб дети солнца, речки опасались,
И дождика, и ветра легкокрылого,
И рвать цветы и ягоды боялись?
Дышать бы полной грудью
Разнотравьем всех полей, лугов.
Нельзя! И мы вас умоляем: люди
Защитите нас от недугов!
От природы остались нам в наследство
Лишь химикаты и выхлопные газы.
Скажите, кто ответственный за детство?
Что, нам ходить в противогазах?
Мы, как былинки на ветру жестоком,
И очень скоро, скоро повзрослеем.
Чем встретит нас "прекрасное далеко"?
И выжить ли в сумятице сумеем?
Родной мой город, труженик суровый.
Над ним пусть вечно флаг Отчизны реет,
И дело посвящу ему, и слово.
И он меня, надеюсь, обогреет!

Аўтары
Лічыльнікі
Раім наведаць

Каб дадаць спасылку
на Ваш сайт, пiшыце ў
зваротную сувязь

Як нас знаходзяць
-